9870 St Vincent Place, Glasgow, DC 45 Fr 45.

+1 800 559 6580

Род: Propithecus = Хохлатые индри, сифаки

Фото

Род хохлатых индри = Propithecus Bennett, 1832

Фото

Наиболее крупные и средних размеров представители семейства. Длина тела 50—106 см. Длина хвоста 43—53 см. Задние конечности длинные и сильные. Лицевой отдел головы вытянут несколько больше, чем у мохнатых индри.

Волосяной покров довольно длинный и мягкий, значительно более густой на спинной стороне, чем на брюшной. Окраска его сильно изменчива: от белой с желтоватыми оттенками до черной и серой или красновато-бурой. Безволосая часть морды черная. Уши относительно небольшие, скрытые в меху головы. Хвост относительно короче, чем у мохнатых индри, и значительно более длинный, чем у короткохвостых индри; покрыт довольно короткими, равномерной длины волосами. Диплоидное число хромосом у хохлатого индри 48.

Обитатели лесов. Встречаются группами от 6 до 10 особей. Большую часть времени проводят на деревьях. Способны делать длинные прыжки до 10—12 м. Спускаются также и на землю, где передвигаются прыжками на задних лапах; при этом держат передние конечности поднятыми над головой и балансируют ими.

Пищу с земли подбирают ртом, лишь изредка употребляют для этого передние конечности. Питаются преимущественно листьями, цветками, почками, иногда плодами. Активность дневная, в самое жаркое время дня отдыхает. БеременФотоность 4—5 месяцев. Самки приносят единственного детеныша обычно в сентябре. Лактация 3—4 месяца. Половозрелость наступает в двухлетнем возрасте.

Распространены на Мадагаскаре.

Утром спозаранку мы отправились на поиски сифак. Шипы дидиерей и колючие кусты рвали одежду, больно царапали тело. Наконец среди дидиерей появился просвет. Я тихонько отвел кончиком мачете тонкую ветку и вдруг заметил посреди солнечной полянки у низкого цветущего кустика три маленькие белые фигурки. Они деловито срывали лепестки и обеими лапами запихивали их в рот. В это время сзади подошёл Жорж и с хрустом наступил на ветку. Зверьки тотчас оглянулись на нас и кинулись прочь большими прыжками. Они отталкивались от земли длинными задними лапами, а короткие передние держали перед собой, словно на соревнованиях по бегу в мешках. За несколько секунд они проскочили полянку и исчезли в зарослях дидиерей.

Мы быстро прикрепили камеру к штативу, насадили объектив и двинулись вслед за зверьками в кустарник. .. Проводник указал пальцем вперёд, где среди раскачивающихся стволов виднелся комок белого меха.

Сифака сидела на верхушке дидиереи; она явно видела нас, но не проявила особого беспокойства. Возможно, зверёк чувствовал себя неуязвимым: одно дело на земле, а другое – на десятиметровой высоте.

Густая шелковистая шерсть сифаки была белоснежной, только на макушке торчал рыжевато-коричневый вихор. Длинный пушистый хвост был свёрнут кольцом между ног. Мордочка – голая, без шерсти и чёрная как смоль мало походила на обезьянью, поскольку сифака вообще ни на кого не похожа. Передние лапы зверька значительно короче задних – оттого он передвигается по земле в вертикальном положении. Поглядев на нас своими горящими топазовыми глазами, сифака издала смешной звук, нечто вроде "шии-фак". Отсюда, естественно, и наименование животного. Европейские зоологи произносят его в три слога – "си-фа-ка", но мальгаши по обыкновению опускают последнее "ка", и в их устах название зверька действительно очень напоминает издаваемый им звук.

Все специалисты отмечают, что сифака обладает феноменальной прыгучестью. Некоторые зоологи утверждают, что во время прыжка сифака планирует, натягивая, словно парус, кожную складку между верхними конечностями и грудью. Это позволяет ей совершать гигантские скачки.

Сейчас нам представилась возможность проверить это утверждение: сифака сидела как раз на верхушке дерева. При отступлении ей бы пришлось либо спрыгнуть вниз на другую ветку, либо перескочить на соседнюю дидиерею, а до нее было метров шесть, не меньше. .. Сифака взглянула на него широко раскрытыми глазами, прокричала три-четыре раза, после чего... мужество оставило её. Она подобралась и, резко оттолкнувшись задними лапами, взмыла в воздух. В полете она выбросила вперед все четыре лапы, приготовившись вцепиться в ствол соседней дидиереи. Корпус зверька находился в вертикальном положении, хвост развевался. Вот послышался отчетливый шлепок – сифака достигла цели и обхватила передними лапами ствол. Акробатка победно оглянулась на нас через плечо. Сомнений быть не могло: феноменальный прыжок достигался только за счет толчка задних лап, и никакого планирования не было.

Местные жители многое рассказывали о сифаках, но отличить факты от выдумки было не так просто. Уверяли, например, что животные знают секреты врачевания. Раненая сифака якобы кладёт поверх ран какие-то листики, способствующие быстрому заживлению, – потрясающая способность, если только она соответствует действительности. Из другого рассказа явствовало, что самка-сифака, перед тем как родить, плетёт из веточек люльку, выдёргивает у себя на груди шерсть, которой выстилает люльку; затем она вешает её на дерево, предварительно наложив на дно камней, чтобы колыбель не снесло ветром. Доля истины в этом есть, поскольку в ряде описаний указывается, что после рождения детенышей у самок появляются пролысины на груди и предплечьях. С другой стороны, как мы обнаружили позже, детеныши сифаки, подобно обезьянам, очень рано прицепляются к телу матери, и та носит их повсюду, так что устроенное ценой стольких мучений гнездо служит очень короткое время.

Зверьки забираются ранним утром на самое высокое дерево и сидят там, подняв передние лапы, лицом и востоку в ожидании первых нежных лучей солнца. Местные жители говорят, что они поклоняются солнцу. Возможно, поэтому сифаки считаются афади – табу и, конечно, в прежние времена никто не отваживался причинить им вред. К несчастью для животных, старые поверья быстро отмирают даже в таких заброшенных уголках Мадагаскара, как этот. Однажды вечером к нам в сторожку пришел человек из деревни и предложил поймать нескольких сифак. Мы отказались, а Жорж пытался убедить его в противозаконности подобных действий. Слова не произвели особого впечатления...

По правде говоря, поимка зверьков не представляет особого труда, поскольку сифаки очень доверчивы: когда они сидят на ветке, к ним можно подойти вплотную, если не делать резких движений.

День за днём мы снимали их на плёнку. Обычно сифаки проводили всё утро в спальне - на верхушках качающихся стволов дидиерей, греясь на солнце и поедая листву. В самое жаркое время дня они спускались пониже, в тень, и дремали, лениво развалясь на ветках в самых немыслимых позах. Иногда мы всерьёз опасались за них: случалось, сифаки просто приваливались к стволу, оставляя лапы болтаться в воздухе, или сворачивались клубочком, подтянув колени к подбородку; иногда – это, пожалуй, было самое комичное – они вытягивались во всю длину на ветке, свесив передние и задние лапы вниз.

Около четырех часов дня семейство из пяти сифак подбиралось к деревне полакомиться похожими на бобы плодами, свисавшими с тамариндовых деревьев.

Однажды вечером парочка сифак замешкалась. Самка уселась на горизонтальной ветке, болтая ногами и расчёсывая зубами шерсть. Сзади к ней подкрался самец, Она делала вид, будто не замечает его. Неожиданно он прыгнул на неё, чуть не сбив с ветки, и ухватил её борцовским приемом "полунельсон". Она повернулась, выскользнула из цепких объятий ухажёра и зажала ему голову под мышкой. Он начал извиваться, потом обхватил её двумя лапами и крепко прижал. Она широко раскрыла рот, не издав ни звука. Шуточная потасовка длилась минут пять. Потом они вдруг расцепились и, сидя друг против друга, уставились на зрителей, стоявших, задрав головы, в двенадцати метрах под ними. Мы не шелохнулись. Через секунду самка неожиданно схватила пальцами левой ноги переднюю лапу самца – и вольная борьба вступила во второй раунд.

Это не была настоящая схватка, и, хотя иногда сифаки прихватывали зубами руку или ногу партнёра, они никогда не кусали друг друга. Это была игра.

Животные часто играют в детстве, приобретая навыки, которые им понадобятся во взрослой жизни. Но вид живущих в естественной среде взрослых зверей, играющих просто ради забавы, большая редкость. В безжалостном мире дикой природы у них редко выдается время для развлечений.

Однако у сифак, похоже, нет тех проблем, которые заботят большинство зверей. Им не приходится добывать пищу: плоды манго, индийские финики, лепестки цветов и сочные зелёные побеги – все это имеется в изобилии и вполне доступно. Им не нужно всё время прятаться, поскольку на острове у них нет естественных врагов. И ещё один, пожалуй, наиважнейший фактор – они живут семьями. И их семейная жизнь основана на привязанности.

Из книги "Zoo Quest to Madagascar", 1961 Перевела с английского Н. РАБЕН (C) Журнал "Вокруг света"

РАЗДЕЛЫ
САЙТА

Индекс цитирования