9870 St Vincent Place, Glasgow, DC 45 Fr 45.

+1 800 559 6580

Бернгард Гржимек. Животные рядом с нами

Фото

Бернгард Гржимек. Животные рядом с нами

Читать книгу сначала: Животные рядом с нами

ЛЕВША ИЛИ ПРАВША?

Американский дрессировщик Клайд Битти рассказывает, что как-то у него был лев, испытывавший страх перед пистолетом, палкой или головней, только если они были в левой руке. Оказывается, любые животные, а значит и львы, принадлежат к левшам или правшам и, следовательно, нападают (и защищаются) левой или правой лапой. Испанские матадоры знают, что у каждого быка есть свой излюбленный рог, которым он наносит удары особенно охотно. Считают, что орлы, канюки, соколы и совы держат свою добычу в воздухе в основном левой лапой. Ручная ворона весьма четко отличала правую руку служителя от левой. К правой руке, которая кормила ее, она относилась по-дружески. Левую же руку, порой отгонявшую или спугивавшую ее, она преследовала, как врага. Говорят, что гну, бубалы и другие животные саванны чаще всего пересекают дорогу перед машиной слева направо. Объяснить это можно лишь тем, что, очевидно, именно с левой стороны чаще всего нападают хищники.

Насколько все эти сведения достоверны, я не знаю. Некоторых животных, а именно попугаев, лошадей и человекообразных обезьян я сам исследовал долгое время, иногда месяцами. Чем больше занимаешься этим вопросом, тем труднее ответить на него однозначно.

Несколько десятков лет назад некий анатом из Тюбингена пришел к выводу, что знаменитая Венера Милосская вовсе не абсолютный идеал красоты, как это считалось до тех пор. Такое утверждение он распространил и на многие другие мраморные скульптуры древности. Основывался он на точном измерении черт правой и левой сторон лица: обнаружилось, что они вовсе не так уж правильны, да и к тому же не равны друг другу. Удивившись этому заключению, ученые поближе присмотрелись и к лицам живых людей. Выяснилось, что если портретную фотографию, снятую строго в фас, разрезать посередине, сделать зеркальную копию каждой из ее частей, а затем соединить попарно правые и левые половинки в одну фотографию, то эти «правые» и «левые» лица хотя и будут весьма похожи, но все же окажутся неидентичными. При изучении скелетов современного человека и черепов египетских мумий обнаружилось, что 97% из них несимметричны. Было установлено, что, как правило, кости правой половины тела на одну двадцатую тяжелее костей левой половины; что левая глазница более похожа на четырехугольник, а более глубокая правая — скорее на круг; что левое глазное яблоко по отношению к правому чаще всего выступает на миллиметр вперед; что центр тяжести человека расположен не посередине, а в правой половине человеческого тела, что левая половина лба более выпукла и бугриста.

Но особенно заметна несимметричность строения живых организмов и в том числе людей на примере так называемых левшей и правшей.

По-видимому, с незапамятных времен повелось так, что люди предпочитали работать какой-либо одной рукой, и этой рукой преимущественно была правая. Орудия труда бронзового и железного веков, и прежде всего серпы, если судить по форме их рукоятей, почти всегда предназначались для правшей и лишь в исключительно редких случаях для левшей. По сообщениям печати, при исследовании ручных рубил каменного века также обнаружили нечто подобное, хотя они слишком грубы и бесформенны, чтобы утверждать это наверняка. Древние статуи, даже те из них, которые изваяны пять тысяч лет назад, чаще всего изображают человека, действующего правой рукой.

Языковеды тоже могут сказать нам кое-что по этому поводу. Во многих языках понятия «пять» и «левый» выражаются одним и тем же словом или имеют одинаковый корень. Это же относится к понятиям «правый» и «десять». Например, в латинском языке понятие «справа» выражается словом «декстра», а «десять» — словом «децем». Это можно объяснить тем, что еще в далеком прошлом люди считали до пяти на пальцах левой руки правой рукой, а от шести до десяти на пальцах правой руки.

У многих народов и во многих религиях левая рука считается неуклюжей и беспомощной, а правая — почтенной и порядочной. Так, в немецком языке слова «правый» и «справа» имеют общую основу, как и слова «неловкий» и «слева». Латинское слово «декстер» означает как «правый», так и «целебный», а слово «синистер» как «левый», так и «пагубный». В греческом языке дело обстоит точно так же. В религиозных обрядах магометан и евреев руки играют весьма различную роль. Еще и сейчас мы клянемся правой рукой, а левой, как говорят, «черт пиликает на скрипке». Если у нас все идет наперекосяк, то мы говорим, что «встали с левой ноги»...

Известно, что среди всего населения Земли правшей гораздо больше. Однако точно выяснить, сколько их на самом деле, совсем не так легко. Так как левши пользуются репутацией несколько неловких людей, то при опросах, например среди солдат, отнюдь не все сообщают о том, что они левши. Для того чтобы установить истину, исследуемых обычно побуждают выполнять различные рефлекторные действия, не объясняя причины, потому что только ярко выраженные левши явно обнаруживают сами себя, так как едят суп, откупоривают бутылку или пишут левой рукой. Более «скрытых» левшей можно обнаружить по ряду полупроизвольных действий. Так, обычно левши сдают карты с левой руки, левой рукой чистят зубы и обувь, бросают камни, забивают гвозди и режут хлеб, шьют или вдевают нитку в иголку. Что касается женщин-левшей, то их выдает то, как они чистят картошку, выжимают белье или стирают пыль. К рефлекторным движениям относится, например, «механизм» аплодирования. Ведь никто специально не думает, как именно это делать. Однако все левши, рукоплеща, хлопают наискось сверху вниз левой ладонью по правой. А среди правшей так не сделает и один из нескольких сотен человек. Но есть и такие движения, где правая и левая рука выступают как бы на равной. Скажем, то, как человек вытирает нос, поднимает чашку, застегивает пиджак или держит сигарету, весьма зависит от привычки и положения тела. Существуют правши, предпочитающие делать то или другое левой рукой. Обычно, да к тому же и часто, левой рукой придерживают поводья, ею же носят папки, сажают на нее маленьких детей, чтобы освободить правую руку для чего-либо более важного.

Правшам приходится лишь в силу серьезных обстоятельств, к примеру из-за повреждения правой руки, прибегать к постоянным услугам левой руки. Порой для этого достаточно и небольшого увечья. Так, скрипач-концертант после ампутации одной-единственной фаланги пальца правой руки вынужден был приспособиться водить смычком левой рукой и через некоторое время стал действовать ею так же искусно. То же, что левши по большей части приучаются действовать правой рукой, является, напротив, правилом. Да это и не удивительно. Практически все орудия труда изготовлены с учетом того, что ими будут пользоваться люди с ведущей правой рукой. В самом раннем детском возрасте нас приучают подавать «правую руку». Таким образом, существует множество мнимых правшей, являющихся от природы левшами. При опросе сотни взрослых мужчин обычно обнаруживают не более четырех-пяти левшей, среди женщин — вдвое меньше. Но при обследовании детей дошкольного возраста процент левшей подскочил примерно до 20. Однако к концу первого же учебного года он вновь заметно упал. Правда, в юношеском возрасте число левшей опять несколько возрастает, возможно, потому, что влияние воспитания к этому времени ослабевает. Впрочем, младенцы начинают отдавать предпочтение какой-либо руке уже на седьмом месяце жизни. Некоторые исследователи дотошно выспрашивали рекрутов-левшей, не было ли среди их родителей и более далеких предков левшей, и, как правило, так и оказывалось. И потому длительное время полагали, что речь идет исключительно о наследуемой особенности. Однако специальные научные исследования, объектом которых были близнецы, продвинули нас и здесь еще на несколько шагов вперед. Однояйцевые близнецы развиваются, как известно, из одной оплодотворенной яйцеклетки, а значит, наследственность у них совершенно одинакова. Таким образом, однояйцевые близнецы — это практически один и тот же человек, но в двух лицах. Все то, чем они все-таки отличаются друг от друга, очевидно, не связано у них с наследственностью, а, скорее всего, привнесено со временем под влиянием среды и воспитания. Фершуер обследовал 514 таких близнецов, похожих друг на друга как две капли воды, чтобы выяснить, какая рука у них доминирует. Выявилось, что 67% близнецовых пар оказались правшами, 5 — левшами, а у 28% — один из близнецов был левшой, а другой — правшой. Вывод, который заставляет предположить, что в этом последнем случае близнецы либо не были однояйцевыми, либо же, а это — ответственнейшее предположение, эти признаки не наследуются, а возникают под влиянием окружающей среды. Конечно, нужно помнить, что такие влияния младенец начинает испытывать еще до рождения, в утробе матери. Будущие дети лежат в матке по-разному, и из-за этого у них лучше развивается правая или левая половина мозга, как раз и отвечающая за то, какая конечность будет доминирующей. Таким образом, наряду с наследственными факторами здесь частично принимают участие последующие до- и послеродовые воздействия. Однояйцевые близнецы, например, очень часто занимают во сне одинаковое, но относительно друг друга зеркальное положение. Тогда как один лежит на правом боку, положив под голову правую руку, другой покоится на левом, а под головой у него левая

С этих позиции, пожалуй, можно объяснить и некоторые другие особенности личности. И поэтому о левшах уже не раз велись споры. Полагают, что среди них больше заик, косоглазых, дальтоников, глухонемых, умственно недоразвитых и правонарушителей, чем среди правшей. Однако, согласно теории наследственности, версия о прирожденной неполноценности левшей не выдерживает критики.

Гораздо правдоподобнее другое объяснение. Во-первых, из-за малой численности левшей их можно уподобить «белым воронам». Но человеческая психика устроена таким образом, что, если при изучении редких экземпляров — «белых ворон»— один из них окажется в чем-нибудь ущербным, такая ущербность приписывается всем этим экземплярам. Во-вторых, было установлено, что у правшей, вынужденных тренировать левую руку, например после утраты правой, нередко возникают временные расстройства речи, в частности заикание. Видимо, это связано с перестройкой функций мозговых полушарий, а именно с перемещением речевого центра в правую половину мозга. Ведь у правшей речевой центр находится в левой половине мозга, а у левшей — в правой, как однозначно было установлено при ранениях мозга. Следовательно, возникновения подобных побочных явлений можно ожидать и тогда, когда левша по каким-либо причинам становится правшой.

Но даже если предположить, что правшами становится столько же левшей, сколько правшей — левшами, то заик среди 5% левшей (то есть среди всей их суммарной численности) будет в процентном отношении больше, чем среди 95% правшей. Однако на самом деле левши гораздо чаще превращаются в правшей, чем наоборот. Из этого следует, что от природы левши обладают такой же здоровой наследственностью и жизнеспособностью, как и правши. А то, что у них некоторые недостатки встречаются чаще, объясняется исключительно незначительной численностью левшей и тем, что они чаще вынуждены «ломать» свой стереотип, тренируя правую руку, чем наоборот.

Дверца клетки, в которой живут Йорингель и Йоринда, пара принадлежащих мне карликовых попугайчиков, осталась открытой. Йорингель время от времени делает круг по комнате, но вскоре снова скрывается в своем жилище. Вот здесь у окна он сидел и оставил памятку об этом на стекле. Эта полоска случайно закрывает от меня голову кошки, сидящей во дворе на заборе. Когда же я, не поворачивая головы, прищурил левый глаз, пятно по-прежнему осталось на месте. Но стоило мне, открыв левый глаз, зажмурить правый, то пятно соскользнуло с ее головы на заднюю часть туловища. Захватывающее открытие! Значит, левый и правый глаз видят два различных изображения: это и понятно, ведь глаза находятся друг от друга на некотором расстоянии. В мозгу же, накладываясь друг на друга, они сливаются в единое целое. Но правый глаз сильнее, он подавляет левый, ибо пятно, когда я смотрю обоими глазами, не смещается, оставаясь на том же месте, как и тогда, когда я смотрю только правым глазом. Значит, у меня доминирует правый глаз, как и у трех четвертых человечества. Лишь 23% людей видят лучше левым глазом, и только 2% одинаково хорошо видят обоими глазами [Надо помнить, однако, что с возрастом эта картина меняется.— Прим. ред.]. Между доминирующим глазом и доминирующей рукой существует принципиальная связь. У правшей в основном доминирует правый глаз. Если же доминирует левый глаз, то с известной степенью вероятности можно предположить, что его владелец от природы левша. При косоглазии у правши косит, как правило, левый глаз, у левши же, напротив, чаще всего косит правый глаз. Итак, доминирующее развитие правого глаза и правой руки — явления, свидетельствующие о преобладающем развитии одной половины тела, тем более что и одна из ног у нас также доминирует. Почти у всех правшей — это правая нога. У трех четвертых всех левшей более сильной оказывается левая нога. Доминирующая нога легко определяется при отталкивании во время прыжков в длину, при игре в футбол и во время скольжения на льду. Ярко выраженные левши садятся на велосипед с правой стороны. В подавляющем большинстве правши снашивают сначала правую подметку, а левши — левую. В то же время не имеет ровно никакого значения, какую ногу сидящий человек забрасывает на другую.

Таким образом, доминирование глаз, рук, ног — лишь проявление того, что в строении организмов людей и животных заложена некоторая асимметричность. Вильгельм Людвиг весьма подробно осветил этот вопрос в своей книге «Проблема правшей и левшей».

Существуют люди, вообще не видящие разницы между «лево» и «право». Зато большинство людей тут же укажут вам, как бы неожиданно их не спросили, где левая или правая сторона их тела, где «лево» или «право» в пространстве. И как бы посредине между двумя этими группами людей располагаются люди, находящие надлежащую сторону лишь с помощью всяких мнемонических приемов, например: «Правая рука — это рука, на которую надето обручальное кольцо». Все без исключения младенцы не различают правую и левую стороны, но к шести годам дети в основном усваивают эту разницу. По отношению к общему числу людей численность тех из них, которые не усваивают понятий «право» и «лево», составляет от 16 до 20%. Этот недостаток не сказывается на способностях. Знаменитый ученый Гельмгольц был, например, совершенно не в состоянии отличить правой стороны от левой.

Попугаи, как известно, едят, стоя на одной лапке, а другой подносят пищу к клюву. Обычно никто не обращает внимания, на какой именно лапке стоит их питомец. Поэтому я попросил понаблюдать за 131 попугаем и выяснить, какой лапкой они предпочитают пользоваться для склевывания с нее пищи. Оказалось, что 60% птиц ели лишь с помощью правой, а 40% лишь с помощью левой лапки.

Несколько месяцев жизни я посвятил изучению лошадей, чтобы выяснить, какой их процент является правшами и левшами. Когда лошади нетерпеливо стучат копытами, то 77% из них явно предпочитают делать это одной и той же ногой. Примерно половина их при этом отдает предпочтение правой, а остальные левой ноге. Да и в других случаях, галопируя ли, прыгая ли, или преодолевая препятствия, многие лошади пользуются доминирующей ногой, но и здесь у половины из них эту роль играет левая, а у остальных правая нога. Подобным же образом ведут себя и обезьяны, в том числе человекообразные. Зато среди слонов, по-видимому, преобладают правши.

В этом и кроется, значит, еще одно отличие животных от людей. Несмотря на то, что у многих животных есть доминирующие конечности, как и у нас, но правшей среди них не 95% как среди людей, а чаще всего половина. Другую половину составляют левши. А вы определили, кто вы от природы?

Читать книгу дальше: ЗАГАДКИ СЛУХА

РАЗДЕЛЫ
САЙТА

Индекс цитирования