9870 St Vincent Place, Glasgow, DC 45 Fr 45.

+1 800 559 6580

Д жеральд Даррелл: "Ослокрыды-2"

Фото

Джеральд Даррелл

Читать: :::::Джеральд Даррел:::::

. ::::: Читать дальше :::::

Глава третья. КОВАРСТВО МЭРА

Когда брат и сестра пришли в оливковую рощу, было уже почти темно и даже слышались ночные крики сов.

- Интересно, что нам хочет сообщить Яни? - гадала Аманда.

- Наверное, что-нибудь о своем отце,- сказал Дэвид.

- Но ведь его отец умер в прошлом году.

- Может быть, о чем-нибудь, связанном с его отцом,- настаивал Дэвид.

Фото

Они все углублялись в темную оливковую рощу, но Яни нигде не было видно, и брат с сестрой, удивленно переглянувшись, осмотрелись вокруг.

- Как ты думаешь, где он? - забеспокоилась Аманда.

- Да надеюсь, скоро появится,- ответил Дэвид. В этот момент что-то зашуршало в ветвях гигантской оливы, и Яни спрыгнул оттуда как мартышка.

- Tc-c-c! - прошипел он.- Это я, ле-е-ш-ш-ий!

Он улыбнулся, увидев, как здорово их напугал, и протянул Аманде руки.

- Погляди, я принес тебе подарок.

Аманда повернулась, и Яни рассыпал по ее золотым волосам две пригоршни светлячков, засверкавших, как изумруды.

- Ну и смешной же ты, Яни,- сказала Аманда, отряхивая волосы.- Ой, да они живые!

- Так оставь их, пусть горят у тебя в волосах,- попросил Яни.- Ты такая красивая...

- Там кто-то притаился за деревом! - вскрикнул Дэвид.

Яни быстро оглянулся.

- А, да это всего-навсего лишь Простаки,- сказал он и позвал мальчика. Тот вышел из темноты, снял котелок и поклонился Аманде, поставил на землю клеточку со своим драгоценным щеглом и, счастливый, уселся на корточки рядом с детьми.

- Так что ты хотел нам сообщить? - в нетерпении спросила Аманда.

- Это касается моего отца,- начал Яни.

- Ну, что я говорил? - Дэвид торжествующе посмотрел на сестру.- Как в воду глядел!

- Тише,- нетерпеливо сказала Аманда.- Дай человеку высказаться.

- Дело вот в чем,- объяснил Яни.- Оказывается, мой отец взял взаймы у Нико Ишакиса восемнадцать тысяч драхм, а я узнал об этом только после его смерти.

- Как у Ишакиса? У этой лицемерной жирной бочки? - ужаснулась Аманда.- Да от него вообще лучше держаться подальше!

- Так-то так, но он самый богатый человек в деревне, и он один смог одолжить отцу такую сумму,- сказал Яни.- После смерти отец оставил мне виноградник, клочок поля и маленький домик, в котором мы жили. Это все, что у меня есть. Я обрабатывал землю и ухаживал за виноградником, и мне помогал Простаки. Это хоть и не приносит особого дохода, но на жизнь хватает. И вот мэр требует отдать ему восемнадцать тысяч драхм, иначе грозится отобрать и виноградник, и поле, и домик в уплату долга. А где мне взять восемнадцать тысяч драхм? У меня есть двоюродный брат в Афинах, и я написал ему, но он сам беден да к тому же болен. Так что, если ничего не удастся придумать, я окажусь на улице.

Чем дольше Аманда слушала рассказ Яни, тем больше злилась; когда же рассказ подошел к концу, она просто взорвалась.

- Ах эта наглая толстая жаба,- гневно воскликнула она,- старый пивной бочонок, жирный мешок, набитый глупостью! В жизни не видала более низкой твари! Давайте подожжем его дом! Будет знать!

- Не болтай глупостей,- остановил ее Дэвид.- И не надо выходить из себя. Давайте обдумаем все спокойно.

- А что,- взволнованно сказала Аманда,- если попросить денег у отца?

- Держи карман шире,- махнул рукой Дэвид.- Вспомни его любимую фразу: берешь чужие, а отдавать придется свои.

- Но, может быть, он сделает это для Яни,- предположила Аманда.- Ведь Яни наш друг.

- Не думаю,- горестно проговорил Дэвид.- Если уж он мне не дает ни гроша, то с чего это он даст денег постороннему человеку?

- Надо что-нибудь придумать,- сказала Аманда.

- Вот именно. Давайте помолчим и подумаем,- согласился Дэвид.

Ребята сели поближе, любовались светлячками, горевшими в волосах Аманды, и соображали, что же предпринять.

- Значит, так,- врастяжку произнес Дэвид,- надо как-то заставить мэра дать Яни отсрочку.

- Правильно,- сказала Аманда,- но что с ним можно сделать?

- Можно как-нибудь припугнуть.

- Но чем можно припугнуть самого богатого человека в деревне?

- Нужно вспомнить, чем он дорожит.

- А давайте похитим его жену,- внезапно воскликнула Аманда.

- Как это - по-хи-тим?! - удивился Яни.

- Она имеет в виду: поймаем, запрем где-нибудь и станем требовать,- объяснил Дэвид.- По-моему, дурацкая затея.

- Слушай, Дэвид, ты пока вообще ничего не предложил,- запротестовала Аманда,- и я не понимаю, почему ты считаешь идею глупой.

- Я тоже боюсь, что не сработает,- горестно сказал Яни.- Во-первых, она чудовищно толстая и мы просто не сможем унести ее. Во-вторых, я думаю, что мэр будет только рад от нее избавиться. Представьте себе, что будет, если мы похитим жену мэра, а он ее обратно не захочет - что с ней тогда делать? Она ведь ест больше, чем все остальные жители деревни, вместе взятые.

- Да, и главное, похищение людей - это нарушение закона,- заявил Дэвид.

- Кстати,- не сдавалась Аманда,- а являются ли законными действия мэра по отношению к Яни?

- В том-то и вся штука,- вздохнул Дэвид,- это называется "изъятием имущества за долги" и вполне в рамках закона.

- Вот это да,- протянула Аманда, удивляясь, насколько ее брат подкован в юриспруденции,- но я все равно не понимаю, почему мы не можем похитить жену мэра. В конце концов, здесь же никто не следит за соблюдением закона.

- Ты забыла Менелуса Простафили,- напомнил Дэвид.

На это Аманда залилась смехом, к которому присоединился и Яни. Вся деревня знала, что Менелус Простафили был слишком мягкосердечным полисменом, чтобы кого-то арестовать. К тому же в течение многих лет он упражнялся лишь в одном искусстве - плевать в потолок, так что заставить его вылезти из постели могло бы только особо дерзкое нарушение закона.

- Да уж. Если он - единственный страж закона, которого нам следует опасаться,- смеялась Аманда,- то мы можем спокойно похитить всю деревню.

- Правильно, но с женой мэра будет больше возни, чем со всей остальной деревней! - грустно сказал Дэвид.

- Ты прав,- согласилась с ним Аманда.- Давай посоветуемся с отцом.

- Ты что? Он же нам все испортит.

- Балбес, я не собираюсь говорить ему об этом прямо. Можно намеками выяснить его взгляды.

- Не представляю, как ты это сможешь сделать, не объясняя ничего,- пожал плечами Дэвид.

- Оставь это мне,- уверенно заявила Аманда.- Я тоньше разбираюсь в этих вещах, чем ты. А сейчас пойдемте-ка ужинать. Как ты, Яни, смотришь на то, чтобы завтра поплыть с нами на Остров Гесперид и обсудить там детали? А я тем временем выясню позицию нашего папаши.

- Прекрасно,- сказал Яни, прощаясь.- Значит, встречаемся завтра утром на пляже.

Дети отправились домой, горячо обсуждая тему похищения. Когда они пришли, на террасе уже горели медные керосиновые лампы и окна были озарены золотым светом. Там уже был накрыт стол к ужину.

- Ах, это вы, мои крошки,- сказала миссис Зяблик.- А я как раз собиралась вас искать, потому что Агати приготовила ужин. Во всяком случае, думаю, что приготовила, потому что папочка не захотел пойти в кухню и спросить у нее.

- При наличии двух женщин в семье,- пробурчал генерал, попыхивая трубкой,- почему именно я должен идти в кухню и вдаваться в хозяйственные подробности.

- Правильно, папочка,- сладко улыбнулась Аманда.- Сиди-сиди, я сейчас сбегаю и все выясню.

- И-ди-отка,- прошипел Дэвид, проследовав за ней на кухню.

- Ты чего это? - удивилась Аманда.

-Корчишь из себя пай-девочку,-сказал Дэвид,- если слишком войдешь в роль, он заподозрит неладное.

- Ничего не случится, вот увидишь,- сказала Аманда.

Затем все уселись за накрытый стол, и некоторое время семейство ужинало в полном молчании.

- Ты всласть порисовал сегодня, милый? - спросила наконец своего супруга миссис Зяблик. Она давно оставила надежду, что ее благоверный когда-нибудь станет настоящим художником, и относилась к его творчеству как к мании.

- О, у меня сегодня новый шедевр,- ответил ей генерал.- А кстати, жаркое удалось!

- Спасибо, родненький,- сказала тронутая миссис Зяблик, хотя сама она не принимала участия не то что в готовке, но и в заказе ужина.

- Скажи, папочка,- спросила вдруг Аманда,- если бы ты писал картины как Рембрандт, что бы ты делал?

- О-о, я был бы счастлив,- сказал генерал.

- Я имею в виду - если бы ты внезапно открыл в себе талант Рембрандта, стал бы ты продавать свои работы?

- Пожалуй,- ответил удивленный генерал.

- И если бы у тебя весь чердак был набит шедеврами на уровне кисти Рембрандта, как бы ты их подписывал? - спросила Аманда.

Дэвид, обеспокоенный таким странным подходом сестры к животрепещущей проблеме, ерзал на стуле.

- Ну, выдавать их за подлинного Р-рембранд-та,- подумав, сказал генерал,- было бы н-незаконно, так что мне пришлось бы продавать их под моим собственным именем. Н-ну, можно, конечно, придумать себе псев-до-ним - вот, например... Рембранд-хлыст... Нет, не годится... Рем-бранд-мейстер? Ближе к делу... Aral Вот! Рембранд-майор! Обер-унтер-Рембранд-генерал-майор! А, каково! А если бы я продавал их как подлинного Рембрандта, это было бы мошенничеством.

- Папа, скажи,- снова спросила Аманда,- почему одни действия считаются преступлениями, а другие нет?

- Видишь ли, милая, над этой проблемой веками бьются философы и религиозные конфессии, а ты хочешь, чтобы я сейчас, с куском жаркого во рту, дал тебе скорый и точный ответ!

- Ну папа,- настаивала Аманда,- действия, которые причиняют людям боль, понятное дело, относятся к преступлениям; но скажи, почему преступлениями иногда называются деяния, которые вовсе не обязательно причиняют людям боль?

- Девочка моя,- обреченно сказал генерал,- ты порою говоришь так же непонятно, как и твоя мать.

- Ну...- сказала Аманда, в раздумье подняв руку с вилкой,- например... Если ты будешь продавать свои шедевры как подлинного Рембрандта, ты же никому не причинишь страданий, и тем не менее это будет преступление. Или... возьмем похищение человека. Предположим, при этом ему никто не причинил вреда. Будешь ли ты считать, что это преступление?

Генерал сунул в рот огромный кусок мяса и стал медленно жевать, чтобы было больше времени обдумать ответ.

- По моему глубочайшему убеждению,- сказал он наконец,- похищение человека - самое тяжкое преступление после убийства, истязаний и голосования за партию лейбористов.

Дэвид с самодовольным видом взглянул на сестру.

- Однако,- заинтересовался генерал, отодвинув стул от стола и достав из кармана трубку,- чем вызван этот внезапный интерес к самым недобрым деяниям рода человеческого? Надеюсь, вы не собираетесь заниматься ночным похищением котов?

- Конечно нет,- успокоила его дочь,- мы только хотели выяснить. Ты же сам говорил, чтобы в случае сомнений мы обращались к тебе.

- Беда в том,- объяснил генерал,- что после этих расспросов меня тоже начинают охватывать сомнения.

Выкурив трубку, он принялся в быстром темпе выбивать алюминиевой ногой сложный ритм.

- Генри, милый, может, не надо? - с надеждой спросила миссис Зяблик.

- Это боевой ритм племени ваттуси,- объяснил генерал,- его играют всегда, когда готовятся к войне.

- Все это интересно,- с сомнением сказала миссис Зяблик,- но почему за столом? Ты подаешь детям дурной пример!

- Абсолютно не вижу связи,- сказал генерал.- По-моему, никто из них не курит и ни у кого из них нет алюминиевой ноги.

- Да, но когда я была девочкой,- настаивала миссис Зяблик,- джентльмены не выделывали за столом подобных штучек.

- А вот я,- твердо сказал генерал,- не джентльмен? С тех пор как ты вышла за меня замуж, ты провела двадцать бесплодных лет в попытках сделать меня лучше. Может, откажешься наконец от сизифова труда, а?

Дети незаметно отправились спать, оставив своих родителей за дружеской словесной перепалкой.

- Говорил я тебе, похищение - не дело,- сказал Дэвид, когда они взбирались по скрипучей деревянной лестнице, рассохшейся за множество лет.

- Все равно надо что-то предпринять,- твердо сказала Аманда,- мы просто обязаны решить эту проблему. Нельзя допустить, чтобы этот жирный боров отнял у Яни землю. В конце концов, у него всего два акра. Как он с них кормится, непонятно.

- Согласен, что надо действовать,- сказал Дэвид,- но, если дело сорвется, мы только навредим Яни.

- Что касается меня,- проговорила Аманда с большим достоинством,- то я предлагаю отложить раздумья на утро. Утро вечера мудренее.

Величественно, как принцесса, она внесла к себе в спальню керосиновую лампу и закрыла за собой дверь.

- Не завидую тому, кто возьмет тебя замуж,- крикнул ей вослед Дэвид, направляясь к себе в спальню. Аманда открыла дверь.

- Не думаю, что ты вообще найдешь ту, которая захочет за тебя замуж,- ответила она и закрыла дверь. Дэвид попытался найти реплику поязвительнее, но не смог. Он лег в постель и занялся пересчетом, сколько же потребуется ящериц, чтобы стронуть с места повозку.

На следующее утро ребята встретились с Яни на золотом пляже и вместе медленно поплыли к Острову Гесперид. Они поминутно ныряли, чтобы рассмотреть под водой странную рыбу или черного морского ежа, свернувшегося, словно обычный земной еж. Приплыв на остров, они стали взбираться по нагретым солнцем ступеням, и их мокрые следы тотчас же высыхали. Поднявшись до террасы, они разлеглись вокруг небольшого колодца и снова заговорили о насущных проблемах.

- Папа сказал,- начала Аманда,- что похищение людей очень тяжкое преступление, и, значит, мы не можем похитить жену мэра.

- Я рад,- улыбнулся Яни.- Представляю себе, как тяжело ее тащить. Ведь она лопает, как три поросенка!

- Слушайте,- сказал Дэвид,- этой ночью я подумал, что Ишакис порядком надоел всей деревне. Правда ведь?

- Да,- подтвердил Яни,- он всем надоел, но он мэр уже четыре года, и с этим приходится считаться.

- Так вот,- продолжал Дэвид.- Надо как-нибудь настроить всю деревню против него. Это его образумит.

- Да, но как это сделать? - грустно протянул Яни.

Дети лежали, перебирая идеи. Вдруг Яни вскочил на ноги и, улыбнувшись, наклонился к Аманде. Успевшая немного загореть, сейчас она казалась еще прекраснее, чем прежде. Ее тело и волосы золотились на солнце.

- Хочешь пить? - спросил он.

- Откуда?

- Из колодца,- лукаво ответил Яни, и глаза его искрились от смеха.

- Как из колодца? Чтоб я подхватила тиф? - недоверчиво переспросила она.

- А вот увидишь.

Яни подошел к колодцу, откинул накрывавшую его тяжелую железную крышку и потянул за веревку. Из прохладной глубины со звоном и плеском показалось ведро, в котором покоилось несколько бутылок лимонаду. Из-под камня, лежавшего возле колодца, он извлек открывалку, распечатал бутылку и торжественно подал ее Аманде.

- Откуда это?! - изумилась та.

Яни ответил широкой улыбкой.

- Я утром переплыл сюда и опустил их в колодец, чтобы не нагревались. Ну, так ты не подхватишь тиф?

- Какой ты славный, Яни.- Аманда была тронута, но глаза ее погрустнели.- Ну как бы тебе помочь!

Яни философски пожал плечами.

- Если не сможете, то ничего не поделаешь,- сказал он.- Но хоть попробуйте. В конце концов, у меня нет никого, кроме моих друзей.

Аманда выпила прохладного лимонаду и снова улеглась на солнце, но ни на секунду не переставала думать о беде Яни. Сам же он присоединился к Дэвиду в попытках решить задачу с ящерицами.

До острова долетали звуки с Мелиссы: голос крестьянки, приветствующей товарку; тенор молодого петушка, делающего первые, неуверенные шаги в искусстве пения; лай собаки и знакомые траурные звуки ишачьего рева.

Неожиданно Аманда вскочила.

- Тс-с! - шепнула она мальчикам.- Слушайте!

Мальчики прекратили болтовню и напряженно вслушивались пару секунд, но не услышали ничего, что прояснило бы волнение Аманды.

- Ну, и что же мы должны услышать? - врастяжку спросил Дэвид.

-В о т э т о,- сказала Аманда, и, когда стихли последние скорбные ноты рева, ее лицо залила блаженная улыбка.

- Так это же всего-навсего осел,- удивился Яни.

- Вот именно. Всего-навсего осел. Это и есть решение проблемы.

- Что ты такое говоришь?! - раздраженно сказал Дэвид.- Как это ревущий осел может решить Янины проблемы?!

Аманда повернулась к ребятам с сияющим лицом, и глаза ее сделались почти черными.

- Вы что, нарочно отказываетесь меня понимать? - спросила она.- Мы хотим устроить нечто такое, что настроило бы жителей деревни против мэра. Разве не так?

- Так, но как,- удивился Яни,- может ишак настроить людей против мэра?

Аманда вздохнула, как всякая женщина, столкнувшаяся с непробиваемой тупостью мужчин.

- Ну так слушайте. Поля, принадлежащие сельчанам, находятся далеко в долине. Кто лучший помощник человека в обработке полей, сборе урожая и, наконец, перевозке его в деревню?

- Конечно же ишак,- все еще не понимал Яни.

- Сейчас до тебя дойдет,- торжествующе сказала Аманда.- Если похитить всех ослов, жизнь в деревне будет парализована. И вместе с тем это нельзя приравнять к похищению людей.

- Вот это идея! - воскликнул Яни и расхохотался.

- А подействует? - усомнился Дэвид.- Надо обдумать.

- Вечно ты со своим "надо обдумать, надо подумать"! - сказала Аманда.- Когда ты будешь что-то делать?

- Но, как бы там ни было, ты сама это придумала? - спросил Дэвид.

- Сейчас я все объясню,- заговорщицки прищурилась Аманда и наклонилась вперед. Ее глаза горели.

Глава четвертая. РАЗВЕДКА

- Во-первых,- сказала Аманда,- нам нужно выяснить точно, сколько в деревне ослов. Ты это знаешь, Яни? Тот пожал плечами.

- Не могу сказать точно, я их не считал. Штук двадцать.

- Нам нужен точный ответ,- сказала Аманда.- Если мы похитим только половину, наша операция потеряет всякий смысл.

- Тогда непонятно, как ты собираешься это осуществить,- с сомнением вставил Дэвид.

- А ты не перебивай,- сказала Аманда.- Мы организуем гигантский налет и захватим всех ослов сразу.

- Не сходи с ума,- с осуждением сказал Дэвид.

- Дело вот в чем. Если мы будем похищать их по одному, то, пока мы уведем трех-четырех, хозяева спохватятся и дадут знак остальным, а те запрут своих ослов под замок. Надо брать только всех сразу.

- Я не представляю, как мы можем захватить сразу двадцать ослов,- сказал Дэвид.- И даже если это удастся, что с ними потом делать?

- Ну... Спрячем где-нибудь в холмах,- легкомысленно предположила Аманда.

- Не слишком удачная мысль,- вступил в разговор Яни,- потому что в холмах негде разместить столько ослов, да еще так, чтобы их никто не нашел. Надо спрятать в такое место, где никому не придет в голову их искать.

- Придумала! - воскликнула Аманда с сияющими глазами.- Спрячем их здесь!

- Как, на Острове Гесперид? - изумился Дэвид.- Я вижу, ты и впрямь свихнулась. Как мы их сюда доставим?

- Ну а мы сами как сюда попадаем? - переспросила Аманда.- Вплавь.

- А умеют ли плавать ослы? - усомнился Дэвид.

Брат и сестра уставились на Яни, ожидая ответа. Но тот пожал плечами.

- Вот уж никогда не интересовался. Мы же не плаваем на них. Но, в самом деле, если мы спрячем ишаков на Острове Гесперид, то никому и в голову не придет искать их здесь. По-моему, неплохая мысль, а?

- А по-моему - абсолютно идиотская с начала до конца,- сказал Дэвид.

- Сначала попробуй, а потом уж говори,- сказала Аманда.

Дэвид снова прокрутил весь план в голове. Чем больше он думал, тем более рискованной казалась ему затея. От мысли, как же разгневается отец, если их поймают на месте преступления, его слегка тошнило. Но, как он ни тужился, не мог придумать альтернативы плану Аманды.

- Будь по-твоему,- неохотно согласился он.- Только с одним условием: организационную сторону вы оставляете мне и не будете делать глупостей. План должен быть осуществлен как военная операция. ПУНКТ ПЕРВЫЙ: узнать, сколько в деревне ослов. ПУНКТ ВТОРОЙ: выяснить, умеют ли ослы плавать, в противном случае вся схема бесполезна.

- Но ведь лошади умеют,- заметила Аманда.

- Знаю. Только из этого не следует, что умеют ослы,- подчеркнуто сухо сказал Дэвид.- Теперь давайте распределим роли. Во-первых: Аманда, Яни и Простаки, если он захочет участвовать в нашем деле, обойдут деревню и сосчитают ослов. В это время я вырабатываю план, целью которого ставлю выяснение вопроса, умеют ли ослы плавать.

- Так ведь можно просто подвести одного к морю и столкнуть в воду,- предложила Аманда.

- Отпадает,- ответил Дэвид,- потому что если кто-нибудь это заметит, то обнаружится весь наш план. Я подумаю обо всем как следует, а пока что давайте возвращаться и начинайте считать.

Довольно сильно волнуясь, приятели переплыли назад на Мелиссу и стали подниматься на холм в направлении деревни.

Теперь, в основном приняв идею Аманды, Дэвид проникался ею все больше, и она все более интриговала его. Да, признался он сам себе, это куда интереснее, чем исчислять тягловую силу ящериц! Весь остаток дня Дэвид ходил в напряженном раздумье, пока Аманда, Яни и Простаки обошли деревню с карандашом и блокнотом в руках, внося в реестр ослов и их владельцев. Причем интерес, с которым дети выспрашивали о тягловом и вьючном инвентаре, чрезвычайно тронул сельчан.

- Замечательно то,- сказал Яни, когда задача была почти выполнена,- что в деревне совсем нет ослят. Потому что их переправить на остров было бы невозможно.

- Подумаешь,- бросила Аманда, махнув рукой,- их можно легко перевезти на лодке.

Подсчеты показали, что в деревне проживают восемнадцать ишаков и один пони. К радости ребят, этим пони и еще пятью ослами владел не кто иной, как сам мэр Ишакис.

- Вот здорово! Вот как мы его подденем! Вот как мы его проучим! - ликовала Аманда.- Ей-богу, он взмокнет еще больше, чем всегда.

Вечером, когда зажглись первые светлячки, четверо заговорщиков собрались в старой оливковой роще на очередной военный совет. Аманда доложила Дэвиду разведданные о численности ишаков и, что было особенно важно, сведения о местах их дислокации в ночное время.

- Да, задачка не из легких,- удрученно произнес Дэвид, изучив список.- Ну предположим, нам удастся увести за ночь девять или десять из них, но чтобы восемнадцать...

- Вторым по численности стадом ослов, после мэра Ишакиса владеет папаша Никос,- доложила Аманда. - И он всегда рано-рано утром выгоняет их в поле,- добавил Яни.- Там-то и надо попытаться их добыть.

- Кстати,- спросила Аманда брата,- ты придумал способ узнать, плавают они или нет?

- Да,- ответил Дэвид с некоторым оттенком таинственности.- Я придумал блестящий план. Помните небольшой мостик через речку у самых полей?

- Конечно,- кивнули ребята.

- Так вот. Если мы как-нибудь выведем мост из строя, то, когда по нему поведут ишака, он рухнет. Вот мы и увидим, плавают они или нет. Там не так уж глубоко, и, если окажется, что ослы не плавают, мы его вытащим.

- Здорово придумано, Дэвид! - в восхищении проговорила Аманда.

- А как ты собираешься вывести мост из строя? - спросил Яни.

- Это не трудно. Я сегодня спускался туда и все разведал. Он так подгнил, что стоит немного подпилить две центральные опоры и вся конструкция рухнет в воду не то что под ишаком, а даже под ящерицей.

Аманда залилась счастливым смехом.

- Какой же ты умничка, Дэвид! - восторженно воскликнула она.- Мне не терпится, когда же мы начнем?!

- Чем скорее, тем лучше,- с достоинством излагал Дэвид.- Сейчас ночи безлунные, так что спустимся туда сегодня ночью и подпилим. Придем потом рано поутру и засядем в кустах. Правда, у нас, кажется, в доме нет пилы.

- У меня есть! - взволнованно сказал Яни.- Сейчас принесу.

- Послушай, Простаки! - строго сказал Дэвид, уставив свой указательный палец прямо на мальчика в черном котелке.- Никому ни гуту, слышишь?

Простаки утвердительно покивал головой и перекрестился.

- Что ты, он никому не скажет,- вступился за него Яни.- Он же мой друг.

Глубокой ночью дети выскользнули из своих спален и спустились по лестнице, вздрагивая от каждого скрипа из опасения, что генерал проснется и их планы рухнут. Им удалось выйти из дома, не потревожив родителей, и, встретившись с Яни и Простаки, они крадучись (что было совершенно излишне, потому что вся деревня спала) добрались до мостика через грязную речку у кромки полей. Дэвид разделся и нырнул в мутную воду, предварительно расставив дозорных наблюдать за окрестностями на случай, если появится кто-нибудь, кто может услышать звук пилы.

Подпилить две опоры оказалось делом нескольких минут. Они действительно настолько прогнили, что пила входила в дерево, как в масло. Кончив действовать пилой, Дэвид выкрутил их и вставил в грязь так, что со стороны казалось, будто они по-прежнему поддерживают мост, хотя на самом деле пользы в них не было уже никакой. Выбравшись на берег, он смыл с себя грязь, оделся, и приятели отправились по домам.

Последние блестки звезд еще догорали на жемчужно-розовом небе, когда Дэвид разбудил Аманду. Захватив по дороге Яни и Простаки, дети вышли к мостику по свежему утреннему воздуху. Бамбуковые заросли, произраставшие неподалеку, оказались отличным наблюдательным пунктом. Дети залегли в засаде и стали ждать появления первых путников.

И надо же было случиться, что тот, кому судьба уготовила первым проехать по мостику в это злосчастное утро, был не кто иной, как мэр Ишакис! Его-то ребятишки меньше всего ожидали увидеть, потому что обычно мэр проводил целые дни в деревенской таверне, а полевыми работами заправляла его супруга. Но накануне она заметила потраву - очевидно, какой-то зверь повадился на пшеничное поле. И вот мэр отправился на место происшествия сам. Естественно, тащиться пешком ему было ни к чему, поэтому он оседлал одного из своих ослов.

- Святой Поликарп! - прошептал Яни, широко раскрыв глаза.- Это же сам мэр!

- Вот здорово! - захихикала Аманда.

- Тише, услышит! - прошипел Дэвид.

- Представляю, как он взвоет! - потирал руки Яни.

- Так ему и надо,- ликовала Аманда.- Это будет, как говаривал мой папочка, Торжество Поэтической Справедливости.

Ребята наблюдали, как осел, прогибаясь под тяжестью мэра, осторожным шагом спускался с холма и трусил к мостику. Непривычный к таким физическим упражнениям, как утренняя прогулка на осле, мэр клевал носом. Когда животное ступило на мостик, ребята затаили дыхание. Копыта ишака стучали по мостику, а Дэвид с замирающим сердцем ждал, сработает ли его уловка. Ко всеобщему восторгу, едва осел дошел до середины мостика, вся конструкция издала сладкозвучнейший треск, и осел с мэром плюхнулись в воду. Страшный всплеск, сопровождавшийся фонтаном брызг, потонул в душераздирающем вопле мэра.

- Сработало! - прошептал Дэвид, и глаза его блестели от волнения.- Сработало!

- Блестяще! - воскликнула Аманда.

- Ты гений, Дэвид,- пробормотал Яни. Результатом эксперимента явились два открытия. Первое - что ослы превосходно умеют плавать (этот благополучно выбрался на берег), и второе - что мэр не умеет плавать совсем.

- Что нам делать? - заволновался Яни.- Не можем же мы допустить, чтобы он утонул. Скорее пойдем и спасем его!

Между тем мэр, ухватившись за одно из плавающих на поверхности воды бревен, молил о помощи во всю силу своих легких. Но в столь ранний час никто не отзывался, и бедняга решил, что рядом никого нет. Он непрерывно взывал ко всем святым и пытался перекреститься, но для этого ему пришлось бы оторвать руку от бревна, которое только и держало его на плаву.

- Тебе нельзя показываться ему на глаза, Яни,- сказала Аманда,- а то он обо всем догадается. Пойдем лучше мы.

Брат и сестра ринулись вдоль берега на выручку барахтающемуся мэру.

- Не беспокойтесь, господин мэр,- крикнула Аманда на бегу.- Мы идем к вам на помощь!

- Спаси-и-те! Спаси-и-те! - вопил бедолага.

- Да не кричите, мы уже близко,- нетерпеливо проговорил Дэвид.

Дети добежали до моста и прыгнули в воду.

- То-ну-у,- прогнусил мэр так жалобно, что Аманда едва сама не утонула от приступа смеха.

- Успокойтесь,- как мог ласково сказал Дэвид.- Все позади.

Подплыв с боков к барахтающемуся телу, ребята подхватили его под мышки и кое-как выволокли на берег. Неуклюжая туша спасенного чем-то напоминала моржа, выбравшегося на льдину. Бедняга был весь вымазан илом и опутан водорослями, с него ручьями текла вода. Зрелище было до того комичным, что Аманде пришлось убежать и спрятаться за старую оливу, чтобы посмеяться вволю. Дэвид тоже едва сдерживал смех, вежливо осведомляясь о самочувствии бедняги Ишакиса.

- Вы спасли меня,- непрерывно повторял мэр, многократно истово крестясь.- Отважные дети, вы спасли меня!

- Да что вы,- с невинным видом сказал Дэвид.- Мы просто шли к морю... хотелось... м-м... искупаться на зорьке.

- Вы посланы мне самим Богом,- сказал мэр, снимая с усов водоросли.- Да, да, самим Богом!

- А... вас-то что понесло в такую рань?! - спросил Дэвид, чтобы подавить чувство неловкости.

- Да мне жена сказала, что кто-то в поле потравил пшеницу, и я поехал посмотреть. Вот этой глупости мне не следовало делать. Интересно, когда же в последний раз чинили этот чертов мост?! Сколько я просил отремонтировать, а им хоть бы что! - восклицал он, хотя на самом деле он никого ни о чем не просил.- Ну, теперь-то я им покажу!

К счастью, ослику мэра хватило ума выплыть на тот берег, где находилась деревня. Аманда и Дэвид помогли измазанному грязью, промокшему до нитки мэру вскарабкаться на осла и проводили его в деревню.

- Итак, мы установили две вещи,- сказала Аманда по-английски, чтобы мэр ее не понял.- Первое, это то, что ишаки плавают, второе, что мэры слабоваты по сей части.

С этими словами девочка снова залилась звонким смехом.

- Замолчи,- одернул ее Дэвид.- Он же поймет, что ты над ним хохочешь.

К тому времени, когда шествие вступило в деревню, все жители уже встали. Когда мэр, первый человек в деревне, облепленный с ног до головы илом и мокрый как мышь, въезжал на центральную площадь, у всех встречных глаза на лоб лезли от удивления. Немедленно, как по мановению волшебной палочки, сбежалась вся деревня. Народ с несказанным удовольствием глазел на своего мэра, попавшего в такую передрягу, тем более что в деревне давно не случалось ничего чрезвычайного. Разве что три года назад почтенный папаша Никос, напившись, свалился в колодец и был извлечен оттуда ценой колоссальных усилий.

Что касается мэра, то он, как настоящий грек, пытался выйти из ситуации с самым достойным видом. Едва ли ему это удалось. Кое-как сойдя с ослика, он, тяжело вздыхая, заковылял к таверне, где тут же приготовили стул, однако по дороге несколько раз падал в обморок. Изрядная порция рома все же вдохнула в него жизнь, но речь его была совершенно бессвязна, и вся деревня трепетала, силясь понять, что же произошло. Вокруг собралось сотни две слушателей, и все затаили дыхание, боясь пропустить хоть слово. Наконец мэр, отчаянно жестикулируя и крестясь, сумел-таки поведать свою историю. Когда он дошел до сцены спасения, жители просияли радостью. Еще бы! Дети гостящих у них в деревне англичан спасли вождя аборигенов! Потом, правда, общественное мнение склонилось к мысли, что не стоило тратить силы на его спасение, но кому это могло прийти в голову в тот чудный миг! Аманда и Дэвид стали героями дня. Каждый рад был облобызать их, поднять в их честь бокал вина или попотчевать храбрецов сладким и липким вареньем, которым так славится деревня Каланеро. Ребята, чувствуя свою вину, выглядели крайне сконфуженно, однако сельчане относили это на счет природной английской скромности.

Больше всех рвался обнимать и целовать своих спасителей, конечно же, сам мэр, который уже успел подсохнуть и изрядно попахивал тиной. Теперь спасаться пришлось самим героям... Короче, дети возвращались на виллу под крики "браво", "молодцы" и прочие торжественные возгласы. .

Они вернулись как раз вовремя, поскольку отец с матерью уже с аппетитом завтракали. Переодевшись, дети скользнули на свои места, старательно изображая невинность.

- А, это вы,- сказала миссис Зяблик,- а я уже собралась идти вас искать.

- Как я понял,- произнес генерал, не переставая с хрустом поглощать поджаренные хлебцы,- вы сейчас совершили сомнительный подвиг, спасая жизнь нашего мэра.

- Кто тебе это сказал?! - изумленно спросила Аманда.

- Есть такие вещи,- сказал генерал,- как, например, жизненные факты, в которые родители вовсе не обязаны посвящать своих детей. И в источники информации тоже. .

- Да нет, ничего там особенного не было,- поспешил вмешаться Дэвид.- Просто мост обвалился, мэр упал в воду, а так как он не умел плавать, мы его вытащили.

- Благородное дело,- продекламировал генерал.- Только стоило ли тратить силы, чтобы вытаскивать такую огромную массу ничтожества?

- Папочка, положить тебе еще мармеладу? - пропела Аманда, пытаясь перевести разговор на другую тему.

- Нет, спасибо.- Генерал вынул из кармана трубку и принялся отбивать дробь алюминиевой ногой. .

- А может, не надо, Генри? - спросила миссис Зяблик.

- Это рокот барабанов племени ваттуси, когда они проигрывают битву,- сказал генерал.- Я это помню прекрасно. Нас было пятеро. Мы заняли позицию на холме, и они атаковали нас на рассвете. Огромные, здоровые парни, по шести футов каждый, со щитами из шкуры зебры и длинными мощными копьями. Долина просто кишела ими, как муравьями. Мы били их, пока наши пушки не накалились докрасна! Отогнали! Вот там-то я и потерял ногу.

- А не врешь? Может, ты все-таки с лестницы упал? - спросила миссис Зяблик. .

- Что у тебя за манера,- возмутился генерал,- вечно портить хорошую историю, вставляя туда правду!

А надо вам сказать, что генерал столько раз терял ногу в самых разных местах при самых фантастических обстоятельствах, что семейство не обращало особого внимания на его истории.

Дэвида волновала одна проблема. Как только дети кончили завтракать и уединились, он тут же поделился с сестрой. - А что, если ослы начнут реветь? - спросил он.

- Реветь? - переспросила Аманда.- Что ты имеешь в виду?

- Я имею в виду,- сказал тот,- что если ослы, которых мы переправим на Остров Гесперид, поднимут рев, то все сразу обнаружится.

Аманда на секунду задумалась.

- По-моему, нам не о чем беспокоиться,- рассудила она.- Ослы ревут, перекликаясь друг с другом. Например, увидел на другом конце долины родственника и орет. Но если все они будут на Острове Гесперид, на Мелиссе никого не останется, кому тогда орать? ?

- Надеюсь, ты права,- сказал Дэвид.- Теперь пойдем встретимся с Яни и назначим очередной военный совет.

. ::::: К следующей 3-й части :::::

РАЗДЕЛЫ
САЙТА

Индекс цитирования