9870 St Vincent Place, Glasgow, DC 45 Fr 45.

+1 800 559 6580

Ловля и приручение слонов в Индии

Отряд: Proboscidea = Хоботные

Фото Фото

В начало очерка

ЧТО ДОЛЖЕН УМЕТЬ ДЕЛАТЬ ОБУЧЕННЫЙ РАБОЧИЙ СЛОН

Недостаточно приручить слона и заставить его терпеть на своей спине махаута или ооци. Слон должен выполнять работу, и этой работе, которая может быть весьма разнообразной, его надо обучить. Это делается уже в течение многих веков в индийских и бирманских школах для слонов. Слон должен научиться реагировать на значительное число слов и телодвижений погонщика. "Ученый" слон по команде поднимает с земли трубку, нож, палку, которые бросает его погонщик, натягивает или ослабляет обвитые вокруг деревьев цепи. Он должен уметь понимать смысл телодвижений махаута.

Если махаут напрягается и откидывается назад, это значит, что он желает, чтобы слон остановился. Нажим коленом на один из боков должен побудить слона повернуть в ту или другую сторону. Удар справа или слева означает, что надо поднять правую или левую переднюю ногу. Если погонщик наклоняется вперед, значит, он хочет, чтобы слон опустился на колени.

Этапы обучения молодого слона, как правило, следующие. После того как слоненок отвыкнет от матери, что обычно происходит на пятом году жизни, животное необходимо приучить к погонщику. Дрессировка происходит в лагере, поблизости от которого протекает река. В центре лагеря сооружается треугольная ограда из деревянных кольев в рост слоненка. С помощью прирученного слона, приманки или же силой слоненка загоняют в эту ограду. Он входит в загон через открытую сторону треугольника, которую тотчас же закры вают. Животное чувствует, что его лишили свободы, и начинает буйствовать. Его пытаются успокоить, угощая бананами и другими лакомствами. Рядом с оградой установлен обслуживаемый двумя рабочими блок, при помощи которого будущий погонщик опускается сверху на спину слона. Однако животное не желает мириться с этим маневром и становится неспокойным. Тогда седока поднимают вверх, но, как только слон успокаивается, его опускают опять.

Эта игра продолжается до тех пор, пока слоненок не устанет сопротивляться. В конце концов он примиряется с судьбой и уж больше не пытается сбросить погонщика со своей спины. Он как будто говорит теперь: "Конечно, то, что вы делаете, глупо, и я не понимаю, к чему это. Но если уж вам так хочется, пусть будет так!.."

ПАЛОЧНОЕ ВОСПИТАНИЕ

Даже когда молодых слонов уже удалось приучить терпеть седока на своей спине, они нет-нет и закапризничают. Уильяме сообщает, что один из слонят его лагеря имел обыкновение нападать на него при всяком удобном случае. Надо было что-то предпринять. Решили как следует отколотить животное, точно так, как воспитатели (заметим кстати: плохие) поступают с непослушным ребенком. Слона загнали за треугольную ограду, и здесь собравшиеся для этой процедуры люди нанесли ему десятки палочных ударов. До начала порки Уильяме стал перед слоном и, показав палку, пытался дать ему понять, что его ожидает. Каков же результат? Когда на следующий день молодой слон завидел Уильямса, случайно державшего в руках палку, он оглушительно затрубил и умчался в джунгли. Разумеется, нельзя предположить, что получивший побои слон способен уяснить связь между "виной" и "возмездием". И в данном случае до сознания слона, разумеется, не дошло, за что он получил побои (не говоря уже о том, что он не мог бы понять "справедливости" наказания). Результатом наказания, естественно, могло быть лишь то, что животное стало ассоциировать вид несимпатичного ему по каким-либо причинам человека с исходившими от этого человека неприятными ощущениями и в дальнейшем не решалось больше на него напасть. Когда слон достигает восьмилетнего возраста, на него впервые навьючивают легкий груз и приучают подниматься в гору или преодолевать вброд мелководье.

В течение последующих лет он привыкает выполнять более трудные работы, например поднимать с земли и складывать в кучу для костра хворост или высвобождать цепь, запутавшуюся в бамбуковых зарослях. Только по достижении девятнадцати лет слон считается полноценным. Он уже "обучился", а его мощь достигла высшей точки развития. Он'вступил в возраст зрелого мужчины, длящийся примерно до пятидесяти пяти лет. Классическая работа азиатского слона - его труд на деревообделочных и лесопильных предприятиях, например, таких, как в Рангуне (Бирма), где бывают заняты сотни животных. Здесь они находятся постоянно, и здесь они лучше всего проявляют себя как работники. Что может делать слон на лесопильном заводе?

Главная его обязанность - переносить бревна. Большей частью он делает это при помощи хобота. Если бревна слишком длинные и толстые, он волочит их по земле.

Некоторые старые самцы, когда им надо перенести тяжелое бревно, опускаются на колени, подкладывают под него снизу бивни и, придерживая его хоботом, несут затем до пилы. Уборка распиленных стволов также входит в обязанности рабочих слонов. Они не сбрасывают доски как попало, а аккуратно укладывают их штабелями. Человеческие руки не могли бы работать более надежно. Кучи опилок слоны сдувают. Однако слоны знают не только свои обязанности, они хорошо понимают и значение колокола, подающего сигнал к окончанию работы. После того как он прозвучал, слон уже больше ничего не понесет своим хоботом.

БИОГРАФИЯ ПО СЕЙНА

В Индии и Бирме имеются два способа содержания слонов. Некоторые крупные предприятия, такие, как лесопильные заводы в Рангуне, Моулмейне, Мандалае, размещают слонов (число которых часто доходит до нескольких тысяч) в стойлах точно так же, как лошадей. У этих животных на задней части корпуса клеймо, которое им выжигают в юности (обычно в возрасте шести лет). Что касается событий, которые происходят в их жизни, то точные сведения о них дают записи в книге, заведенной на каждого слона.

Содержание записей примерно следующее:

По Сейн, № 895 1897 г. Родился в ноябре.

1903 г. Выдрессирован. На обеих ягодицах выжжено клеймо "С".

1904-1917 гг. Работал в качестве вьючного животного.

1918-1921 гг. Переносил бревна в районе реки My.

1922 г. Переведен в леса Ганго.

1932 г. Ранен в схватке с диким самцом. В течение года для работы не использовался. Полностью вылечен.

1933 г. Переведен в Киндабские леса.

1943 г. Занят на переноске древесных стволов для строительства мостов.

1944 г. Переведен в Сурунскую долину. Исчез на один день. Найден на ананасовой плантации, где съел примерно тысячу плодов. Острые колики. Вылечен.

1945 г. Отдан лесопильному заводу во Вьетокском лесу.

1951 г. 8 марта. Найден мертвым. Застрелен неизвестным в районе Вьетока.

ТРУД ВЕЗ ВОЗНАГРАЖДЕНИЯ

Такие животные, содержащиеся в стойлах на "казарменном положении", всегда находятся под рукой у своих хозяев и под их контролем. Но постоянное содержание слонов в неволе имеет и свои отрицательные стороны: лишенные свободы животные не размножаются в таких же масштабах, как находящиеся на воле. Можно сказать: ну и что же! Когда возникнет нужда в рабочих слонах, их можно наловить в джунглях! Но это неверно по двум причинам: во-первых, джунгли не неисчерпаемы, и, во-вторых, приручение и дрессировка выросшего на свободе животного или рожденного в неволе слоненка - вещи разные. В последнем случае все происходит значительно легче и без помех. С самого рождения слоненок находится в постоянном контакте с хозяином своей матери, рассматривает его как своего товарища по играм и принимает от него пищу. Понятно, что животное, с младенческих лет привыкшее к человеку, легче поддается дрессировке, чем пойманное в джунглях.

Поэтому в Бирме, реже в Индии, можно встретить и другое, более оригинальное обращение с прирученным слоном. Днем он работает, но потом он "сам себе хозяин", а это прежде всего означает, что он сам должен заботиться о своем пропитании. Своеобразный метод, подумает тот или иной читатель: слон выматывает силы ради человека, которому помогает в работе, а затем ему отказывают даже в корме - само собой разумеющемся вознаграждении, которое получает любое животное в цирке или зоопарке в качестве компенсации за лишение свободы! С человеческой точки зрения, это, несомненно, самая отвратительная эксплуатация. Но сам слон, не способный мыслить понятиями, не имеет ни малейшего представления о нелепости предназначенной ему роли. Так же как он не может оценивать человеческими критериями свои собственные поступки, так же не может он применять эти критерии и к человеческим действиям.

После работы погонщик едет на своем слоне домой, а дом его частенько находится за много километров от завода. Затем он отпускает слона, и животное может делать все что ему угодно. Ну и что же оно делает? Во всяком случае, не бежит от хозяина и даже не удаляется слишком далеко от его дома, а отправляется на поиски корма, причем редко углубляется в джунгли больше чем на десять километров.

"ПОЧЕМУ ТЫ ОПЯТЬ УБЕЖАЛ ТАК ДАЛЕКО?"

На следующее утро погонщик первым делом отправляется на поиски своего слона. Не следует забывать условия, при которых ему приходится углубляться в джунгли. Через лесную чащу не проложены аллеи для прогулок, -гам полным-полно диких зверей. Но ооци хорошо знаком с окружающими лесами, он бдителен и осмотрителен.

Никогда нельзя сказать с уверенностью, где находится слон. Человек, еще не имевший дела со слонами или даже просто не знакомый как следует с привыч ками разыскиваемого слона, наверняка не нашел бы его. Но наш ооци - мастер своего дела и знаток слонов до мозга костей. Отец его, дед, все его предки были погонщиками слонов. И когда ему самому едва исполнилось шесть лет, он уже сидел на спине у слона. С четырнадцати лет он пошел на лесопильный завод и сначала служил здесь за ничтожную плату помощником ооци, выполняя для него всевозможную подсобную работу. Однажды - то был один из самых важных и славных дней в его жизни - он сам стал ооци и получил на свое попечение слона. Он не только знает до мельчайших подробностей повадки своего слона, но знает его следы, помнит их площадь, их диаметр, все их особенности. Он может отличить их от следов сотен других слонов. Идя по следам, он вдруг натыкается на огромные кучи навоза. Они говорят ему о том, что слон провел тут ночь, и даже о том, что именно ело животное. Случается, что в навозе много бамбука - можно сделать вывод, что для разнообразия животному захотелось полакомиться этим растением, произрастающим на берегу небольшой реки.

Когда ооци кажется, что слон уже где-то недалеко, он запевает песню, желая привлечь внимание животного. Заметив слона, погонщик подходит и разговаривает с ним, как с разумным существом. Он упрекает слона, читает ему нравоучения, бранит его: "Почему ты опять убежал так далеко? Вечно думаешь только о своем брюхе! Со вчерашнего вечера только и делал, что жрал! Сколько же центнеров ты слопал? А что у меня за это время во рту было? Кусочек-другой, и все!"

Огромный добряк пропускает эти наставления мимо ушей. Само собой разумеется, он ничего не понял. Но тут ооци приказывает: "Хмит!" - и это требование лечь слон понимает очень хорошо. Он подгибает передние и задние ноги и касается животом земли. Когда ооци усядется ему на спину, слон поднимается и отправляется на завод.

РАБОЧИЙ ДЕНЬ СЛОНОВ

Рабочий день слона на лесопильном заводе обычно точно распределен. Животные знают свои обязанности и охотно бегут к своим рабочим местам. После двух часов работы первый перерыв. Если вблизи есть озеро или река, слонам разрешается там побултыхаться. Они делают это с явным удовольствием, поливают себя и своих товарищей, ныряют, резвятся и играют. После купания слоны отправляются в стойла, так как приближается время самой палящей жары, которую животные переносят плохо. Здесь они получают обед, состоящий преимущественно из сена, бананов и сахарного тростника. Через несколько часов сирена возвещает конец послеобеденного отдыха, и слоны вновь принимаются за работу, продолжающуюся до наступления темноты и заканчивающуюся снова купанием.

Можно подумать, что азиатских слонов безжалостно эксплуатируют. Но о них все-таки заботятся. Конечно, не столько из соображений гуманности, сколько из понимания того, что хищнически обращаться с таким драгоценным добром нельзя. В течение года у слонов девять рабочих месяцев (с июня по февраль) и три месяца отдыха, которые приходятся на самое жаркое время года. Но и рабочие месяцы имеют не больше восемнадцатидвадцати рабочих дней. В течение года слон трудится примерно тысячу триста часов и за это время производит работу, вполне окупающую его содержание. Случается, что слона, работающего на лесопильном заводе, используют и для торжественных церемоний. Например, при посещении завода высокими гостями серых работников с проведенными на лбу белыми линиями - знаками Шивы - выстраивают в две шеренги справа и слева от ворот.

ЖИВЫЕ ТРАКТОРЫ

В глубине джунглей индийских слонов часто используют в качестве живых тракторов. Они должны перетаскивать стволы деревьев, поваленные на густо поросшие тропической растительностью тропы, с места вырубки к перевалочному пункту. Обычно такие пункты находятся на берегу реки, по которой лес сплавляют дальше. Особенно большую роль играет слон в одной из важнейших отраслей бирманской промышленности - заготовке тикового дерева. Ствол тика дает отличную твердую древесину, которая легко раскалывается и хорошо обрабатывается. Она может служить в три раза дольше, чем дубовая древесина. Тик используется при постройке храмов и особенно в кораблестроении. Доставка стволов из джунглей осуществляется главным образом тягловой силой слонов, эффективность которой повышается тем, что на отдельных участках пути прокладывают гать. На перевалочных пунктах слоны также работают при помощи хобота, бивней и передних ног. Иногда надо подтащить деревья к краю пропасти и сбросить их вниз. И эту работу слон выполняет также надежно. С точностью до одного метра знает он, насколько близко ему можно подойти к краю пропасти. Без всякой команды он сам останавливается примерно в трех метрах от края. И теперь уж никакими силами не заставить его сделать хотя бы шаг вперед. Цепи, связывающие слона с грузом, который он тащит за собой, развязывают, и животное ставят позади ствола. Теперь погонщик подает команду. Слон наклоняет голову и снизу просовывает под ствол хобот, как рычаг. Сначала вперед продвигается один конец бревна. Это неудобное положение слон сейчас же выправляет, так, чтобы середина и другой конец продвинулись тоже. Подтолкнув ствол к самому краю, наш друг под конец дает ему хороший пинок передней ногой. Тяжелая махина с гулом летит в пропасть.

В Таиланде в лесистой местности площадью в пять тысяч квадратных километров постоянно работали примерно триста слонов. Животные волокли срубленные стволы деревьев через лес к ближайшей реке. Когда наступал период дождей, сложенные в штабеля бревна сбрасывали в реку и, связав их в плоты, гнали затем вниз по течению до Бангкока. Слоны очень любят воду, и работа в реке доставляет им явное удовольствие. Один путешественник по Таиланду, плывший на коноэ по реке, обнаружил, что в одном месте русло реки запружено примерно сотней тиковых бревен. А среди нагроможденных стволов работали, проявляя все признаки удовольствия, три слона. Сначала они обхватывали бревна хоботами и приводили их в положение, указываемое надсмотрщиком, а затем лбом и бивнями направляли по фарватеру. В некоторых областях Индии и Цейлона махауты не довольствуются лишь приучением слонов к работе, а дрессируют их, как в цирке. Один путешественник, побывавший на Цейлоне, сообщал, например, о том, что на пути из Коломбо в Канди он встречал сингальцев, выучивших слонов стоять на задних ногах и обхватывать самих себя хоботом, на который усаживался погонщик. Другие слоны по приказу погонщиков стояли на трех ногах, на голове или садились, подняв перед собой передние ноги. Хорошую службу могут сослужить слоны и на строительстве дорог. Менее рационально брать их в длительные походы, так как огромная масса фуража, необходимого им для питания,- слишком обременительный балласт, и полезный груз, который они способны нести, весьма невелик по сравнению с колоссальным весом их тела. Тем не менее в Индии слонов использовали для военных целей, а именно в артиллерии. В слоновой батарее на шесть орудий приходится двенадцать слонов. Для ухода и присмотра за ними содержатся надсмотрщик и двенадцать махаутов, а также двенадцать косцов, обеспечивающих животных кормом. Военным слонам полагается переносить за день груз в 500 килограммов на расстояние до 70 километров. Наибольший груз, который они в состоянии пронести, и то лишь по дороге, на расстояние в несколько сот метров, составляет тысячу килограммов. На холмистой местности они могут нести не более 300-350 килограммов.

ПИКИРУЮЩИЕ САМОЛЕТЫ ПРОТИВ СЛОНОВ

Значительную роль сыграли слоны во время второй мировой войны в Бирме. В составе 14-й британской армии, оперировавшей в этой стране, имелось много слоновых рот, которые выполняли важные функции. Когда в 1942 году японцы вторглись в Бирму, слоны сослужили отступавшим в индийские провинции Ассам и Бенгалию англичанам хорошую службу при постройке мостов и дорог и при эвакуации бирманских городов. Животным приходилось выполнять тогда работу, которая была намного тяжелей, чем в мирное время. Так, они должны были поднимать бревна на высоту до трех метров. Именно эта операция и представляла наибольшую угрозу для ооци. Слоны сначала клали стволы на свои бивни. Когда же затем они поднимали головы, то возникала опасность, что эти массивные стволы, весившие до четверти тонны, покатятся назад и ранят седока, и, может быть, даже смертельно. Во время отступления в горах Чина англичанам приходилось преодолевать высоту до двух тысяч метров. Слоны поднимались на нее, но очень медленно и осторожно, причем некоторые из них не выдерживали подъема и гибли. Не только англичане, но и японцы использовали слонов, которых они в ряде случаев захватывали вместе с ооци. Но они в меньшей степени, чем англичане, использовали их на строительстве дорог и заготовке леса, а больше для транспортировки военных материалов. Захват самцов давал японцам и другую выгоду. Питая пристрастие к слоновой кости, они отпиливали у них бивни до самого мяса. Это не вредило здоровью животных, но значительно снижало их работоспособность. Когда японцы продвинулись до подступов к Импхалу, англичане начали наносить им контрудары. Английская авиация атаковала караваны слонов, пикируя на них и открывая по ним огонь из пулеметов. Жертвами одного такого ужасного налета стали сорок слонов. Часто на теле слонов, пойманных после подобного обстрела, оказывались зияющие раны. Англичане устроили в ту пору полевой лазарет для слонов - несомненно, уникальное явление в истории войн. Выяснилось, что слоны обладают высокой регенерационной способностью и раны у них заживают относительно быстро. К моменту, когда война в Бирме была окончена, число рабочих слонов сократилось примерно на четыре тысячи. Часть их, без сомнения, погибла. Что же касается оставшихся в живых, можно предположить, что они, потеряв свой дом и хозяев, ушли в джунгли, где присоединились к диким стадам. Нашлось несколько отважных ооци, которые решили вернуть хотя бы часть одичавших слонов. План их заключался в том, чтобы на прирученных слонах въехать в гущу стада, приблизиться к слонам, имеющим на спине клеймо, и, пересев на них, заставить их повиноваться. Такое предприятие требует, конечно, величайшей отваги и ловкости, ато игра со смертью. Об успехе или неудаче этой экспедиции в джунгли ничего не известно.

ПУТЕШЕСТВИЕ В ГАУДХЕ

В Индии и Таиланде использование слонов в качестве верховых животных - традиционно. Иногда их приучают ложиться но команде, чтобы на них легче было взобраться. Если же слонов не удается обучить этому, то к ним приставляют лестницу, по которой пассажиры подымаются на спину животного. Они совершают поездку, сидя в гаудхе - ящике, прикрепленном подобно седлу. Форма его может быть весьма различной. В Индии гаудха похожа на сани, в Таиланде - на кровать. В большинстве случаев она имеет плетеную бамбуковую крышу для защиты от солнца и дождя. Перед гаудхой сидит махаут, должность которого отнюдь не синекура. Работа у него достаточно напряженная: он должен непрерывно понуждать животное к движению анкбм - палкой с железным наконечником и крюком, а также своими криками. Во время больших переходов верхового слона вечером расседлывают, спутывают ему ноги, выпускают в лес и предоставляют самому себе. Несмотря на путы, он иногда удаляется на довольно большое расстояние. Если же ему удается освободиться от пут, то его нередко приходится искать целыми днями. Люди, неоднократно ездившие верхом на слонах, утверждают, что эти поездки удобны и приятны. Несмотря на постоянное встряхивание, с которым приходится мириться, в гаудхе можно даже спать,

ОБУЧЕНИЕ ОХОТНИЧЬЕГО СЛОНА

Слона используют и при охоте на тигров. Разумеется, эта его функция давно уже не имеет серьезного хозяйственного значения, ибо современное огнестрельное оружие куда более надежно, чем самый сильный слон. Но и в наши дни при охоте на тигров главное заключается не в практической целесообразности того или иного способа охоты, а в его эффектности. Участие же мощного, шагающего через степь и джунгли гиганта, несомненно, производит очень большое впечатление. Но сначала слона надо обучить охоте на тигра. Ведь если он без всякой подготовки встретится в джунглях С этой хищной полосатой кошкой, то при своей пугли вости непременно бросится бежать. А между тем в этом случае он никоим образом не должен пускаться наутек. Как достигнуть этого? Его следует приучить к тиграм, которых на воле он, возможно, никогда не встречал, а также ко всем превратностям и опасностям охоты. Сначала его знакомят с внешним видом, запахом и ревом объекта охоты и делают это, показывая ему тигра, находящегося в клетке.

Однако повстречаться с тигром, сидящим за прочной решеткой, совсем иное дело, чем столкнуться с ним в джунглях. Дрессировка, таким образом, должна быть дополнена. И вот в один прекрасный день слона ведут в лес, где совершенно неожиданно из зарослей выскакивает тигр, который, конечно, и теперь не находится на свободе, а крепко сдерживается цепью. Однако хищник угрожающе рычит на слона и, насколько позволяет цепь, бросается на него. Слон не испытывает никакого желания иметь дело со столь опасным субъектом и старается убраться подобру-поздорову. Но махаут, сидящий у слона на спине, уколами анка препятствует его бегству, и против собственной воли слон приближается к своему сотоварищу по джунглям. Он явно взволнован, но постепенно убеждается, что ему нечего бояться этого тигра (а разницу между данным тигром и всеми остальными животными этого вида он, как и рассчитывает дрессировщик, просто не поймет). Возбуждение спадает. Таким образом, цель достигнута: слон привык к виду и повадкам тигра.

Остается только приучить его к ружейным выстрелам. Для этого нужно стрелять в непосредственной близости от слона. Поначалу он основательно пугается, но потом стрельба уже почти не производит на него впечатления.

СХВАТКА С ТИГРОМ

Охота происходит следующим образом. Дюжины оседланных слонов, из которых часть - испытанные охотники на тигров, а часть - новички, со своими махаутами на спинах выстраиваются перед конюшнями. Закончив все приготовления, охотники во главе со старым слоном выступают в джунгли. Совершив многочасовой марш, слоны наконец занимают исходную позицию. Широким фронтом они преграждают тигру все пути к бегству. В промежутках между ними ставятся загонщики. Сначала кордон слонов в смертельном ужасе пытаются прорвать вспугнутые загонщиками павлины, олени и прочая безобидная живность. Это им удается, ибо на сей раз предстоит охота только на крупных зверей. Наконец из травы вынырнули тигры. Они стремятся не к схватке, а к спасению своей жизни. Только когда они видят, что без борьбы жизнь им не спасти, они бросаются на слонов (конечно, если их еще до этого не прикончили пули охотников). Самый драматический момент наступает тогда, когда тигр прыгает на слона. Последний имеет в лице своего махаута превосходного секунданта, который пускает в ход против "агрессора поневоле" тяжелую железную палку. Слон также может рассчитывать на помощь со стороны остальных махаутов. Да и сам он вовсе не чувствует себя беззащитным. Он старается схватить тигра хоботом и, если это ему удается, прижимает его к бивням, швыряет наземь и топчет, пока тот не испустит дух.

В одной охоте, задуманной с большим размахом, которую устроил отличавшийся безумной расточительностью наваб (правитель) Ауда, участвовало кроме огромной вооруженной свиты и других сопровождавших лиц (в том числе шутов и баядерок) не менее тысячи слонов. Когда тигр выдал себя рычанием, двести слонов окружили его. Внезапно хищник выскочил из кустов и вспрыгнул на спину одного из слонов, на котором сидело трое охотников. Тот встряхнулся с такой силой, что все четверо - люди и тигр, описав большую дугу, отлетели в кусты. Казалось, дело охотников проиграно, но тигру было не до них. Он думал только о бегстве, но спастись ему не удалось. Слоны погнали его к окруженному плотным кордоном вооруженной до зубов стражи слону, на котором восседал готовый выстрелить наваб. Прикончить тигра было его личной привилегией. Как правило, после такой охоты убитых тигров привязывают к слонам. Но слонам это не по вкусу. Они не терпят запаха подобных зверей и с большой неохотой несут их. Наконец, индийских слонов используют и для всевозможных менее значительных дел, например даже для такого, казалось бы, совершенно чуждого им занятия, как рыбная ловля. Махауты направляют своих животных в какой-либо пруд или старицу, и слоны, питающие к воде особую любовь, идут туда с явным удовольствием. Но речь идет не о том, чтобы порадовать их и доставить им развлечение, а о том, чтобы использовать их как помощников в рыбной ловле. Своей тяжелой походкой они должны вспугнуть рыбу. Когда же вспугнутые обитатели водоема всплывают наверх, их приканчивают дубинками или ножами или ловят руками. А иногда слон и непосредственно участвует в ловле. Он опускает свой проворный хобот в воду и вытаскивает оттуда рыбу. Однако он не пользуется своей добычей. "Убежденный вегетарианец", слон не знает, что ему делать с рыбой, и послушно передает ее погонщику. http://www.kulichki.com/elephant/lib_news_7.html

В начало очерка

РАЗДЕЛЫ
САЙТА

Индекс цитирования